Yodda - новости регионов России

Ликвидаторы

16.04.2017, 18:57

Санкт-Петербург. Стихийный мемориал на станции метро «Технологическая». Фото Александра ТАРАСЕНКОВА. Фотобанк «Лори»

Как связаны между собой митинги и теракт в Петербурге?

УЛИЦА СТОЙКОСТИ Что бы вы почувствовали, если бы однажды вдруг опередили смерть на двадцать минут? Мы вышли на станции Технологическая и перешли на Красную линию питерского метро за двадцать минут до взрыва. А бомба уже ехала под землёй в рюкзаке неприметного юноши. От него останется одна голова. Всё тело разлетится брызгами. И ещё девять человек умрут в ту же секунду. А машинист, нажав на гудок, с диким воем ворвётся на платформу Техноложки, как поезд, пришедший из ада. И петербуржцы начнут вытаскивать людей и укладывать их на мраморном полу – окровавленных, контуженых, с оторванными руками и ногами. Юная девушка будет всё пытаться прижать руками нос, который срезало осколком. А вокруг кровища… Раненых окажется пятьдесят человек. На следующий день узнаем, что умерли ещё двое. Я не знаю, что бы почувствовали вы, если бы вот так, случайно, разминулись со смертью. А я ничего не чувствовала. Меня будто выключили. Щёлкнули тумблером – и черно, и пусто. Утром в лифте я вдруг заметила, как питерцы молчат. У нас бы непременно зацепились языками: «Ну, как вы? Я... Да ужас, ужас!» А питерцы молчат. Спокойно и сосредоточенно. Детей ведут за руку молча. На остановке стоят молча. По улице едет автобус, а на нём написано «улица Стойкости». Здесь остановили немцев. Они так и не вошли в город. Потому что город был готов умереть. Здесь все улицы военные, а главная – улица Стойкости. Утро пришло в Петербург. Оно пришло на смену бессонной ночи. Господи, какие воспалённые у всех глаза! И вот тогда я вдруг закрыла лицо руками и наконец заплакала. Я стояла посреди серого питерского утра и плакала навзрыд. А вокруг рвали тишину неумолимые, злые сирены полицейских машин.

КРОВЬ И МИТИНГИ Сирены выли всю ночь: то прямо под окнами, то доносились откуда-то дальним отголоском. А я вновь и вновь смотрела в Интернете запись самарского митинга, что прошёл накануне теракта. Я хотела понять, почему мне кажется бесспорной связь между этим митингом и кровью, которая залила петербургское метро? В Самаре я быть не могла, ибо специально поехала посмотреть, как пытаются организовать беспорядки сначала на Манежной площади в Москве, потом в Петербурге. Я видела это своими глазами. Поверьте, все разговоры о якобы уникальности самарских событий смешны. Везде один и тот же сценарий. И то, что протест повсеместно сливается, было тоже очевидно. Самарский митинг в своём унынии был не одинок: в столицах тоже было скучно. И даже то, что несколько безумных женщин, похожих на сектанток Пеуновой, сначала плевались, а потом начали драться, мало развлекло самарскую публику. Людей явно раздражала бессмысленность происходящего. Собрались в феврале, покричали «долой», разошлись. Пришли в марте, покричали «долой» и ушли по домам не солоно хлебавши. Пришли в апреле. И что, опять «долой»? Хотелось бы какой-то ясной программы. А организаторам, кроме «долоя», предложить людям нечего. И можно было сколько угодно кричать с трибуны, что протест растёт и ширится, но картинка говорила сама за себя: ряды желающих просто поорать стремительно редели. Чрезвычайно интересно было другое. Кто собрал вместе и заставил стоять на одном митинге коммунистов, навальновцев и сектантов Пеуновой. Сектантки «Лады-Русь-Пеуновой» поначалу вдрызг разругались с Матвеевым. Но теперь покорно ходят в красных накидках, раздают листовки КПРФ. Матвеев, как мог, отбояривался от активистов Навального. Они были креативнее, ярче и нагло навязывали федеральную повестку. Однако теперь и Матвеев покорно ходит строем с «навальнятами» и даже читает со сцены их бездарные вирши. Волонтёрам Навального, которые меряются айфонами, даром не сдались старушки с их льготами. Однако и «навальнята» тоже покорно изображали на митинге возмущённые народные массы. По-моему, очевидно, что существует третья сила, которая в состоянии построить по струнке весь этот около­политический сброд. Ведь кто-то же решал, в каких дозах будут представлены Матвеев и «навальнята», где стоит орать «Долой!», а где хорошо бы заткнуться? Явно была некая площадка, где Матвеев доказывал свою правоту, и там дали команду «Фас!». Согласитесь, это должна быть очень мощная и авторитетная сила. Кто это?

КТО ЭТОТ СЕРЫЙ КАРДИНАЛ? И речь идёт совсем не о местных раскладах самарских элит. Этот процесс идёт по всей стране. Откуда у Навального вдруг возникли сто штабов в ста городах? Эксперты говорят, что у него нет ни денег, ни сил, чтобы создать такую огромную структуру. Значит, кто-то ему её предоставил? Никакая президентская кампания Навальному не светит. У него судимость. А значит, эта структура не под выборы. Она под государственный переворот. На чьи «коммуникации» он приземлился? Интересно, не правда ли? Кто ему подогнал в Самаре готовенький офис с волонтерами и активистами? Кто в Самаре обладает широкими связями и опытом по разрушению страны? Валентин Степанович Романов? Вечный депутат Госдумы – это хорошие связи по горизонтали и вертикали. Да и по части разрушения его опыт бесценен. В государственной промышленности Куйбышевской области до конца 80-х не было никакого кризиса, а уровень экономического развития области в полтора раза превышал общесоюзный. Ровно до тех пор, пока коммунистическая партия не взялась за перестройку народного хозяйства. Секретарь Куйбышевского обкома КПСС Валентин Степанович Романов тогда стучал кулаком по столу и требовал, чтобы городские службы активнее привлекали горожан к созданию кооперативов. По указанию пленума ЦК заводы переводили на самоокупаемость и самофинансирование. Куда они лезли? Какое самофинансирование могло быть у предприятий военно-промышленного комплекса? Романов, насильно внедрявший кооперативы, не догадывался, что это начало конца? Что кооперативы приведут к разорению заводов, бешеной инфляции и взлёту преступности? А если не знал, то зачем лез в то, чего не знает? Что, впрочем, не мешает ему сейчас на митинге глуховатым голосом клеймить тех, «кто разрушил промышленность». Все эти «уточки», «кроссовки на проводах» были уже обкатаны в «цветных» переворотах в Бразилии, Ливии и даже в Китае. Сегодня их взяли в руки самарские девочки и мальчики. А дедушки из КПРФ им аплодируют и устраивают совместные митинги. Речь идёт о ликвидации России. И получается, что Романов входит в команду ликвидаторов? – Крым наш? – кричит с трибуны митинга Матвеев. – Нет! – орут молодыми глотками мальчики Навального. Теперь они же – мальчики Матвеева. А куда денешься? Велено взяться за ручки!

ВНОВЬ САПЁРНЫЕ ЛОПАТКИ Этот кусок я прослушала пять раз. На 53-й минуте записи Михаил Матвеев призывает собравшихся: «В субботу приходим на такой флешмоб – субботник коммунистический «Уберемся в Белом доме». Приходим на площадь Славы, не забываем шанцевый инструмент. И давайте вот все заглянем к Николаю Ивановичу – не надо ли прибраться у него в кабинете?» Шанцевый инструмент – это саперное снаряжение, которое используется в воинских подразделениях. Это ножи, топоры, кирки, ломы и лопаты. Я проверила: в листовке тоже указан именно шанцевый инструмент. Значит, это не оговорка. Итак, Матвеев призывает митингующих вооружиться ножами, ломами и топорами и захватить государственное учреждение. Это открытый призыв к мятежу и захвату власти. Вы полагаете, что Матвеева немедленно арестуют? Ничего ему не будет. По моим прикидкам, он наговорил и наоскорблял уже лет на пятнадцать строгого режима. Но он на свободе, как и Навальный, которому дважды определяли условный срок. И он при этом творит любые беззакония. И там, и тут – очень серьёзные покровители, которые, по-видимому, возглавляют группу ликвидаторов нашей страны. Навальный снял фильм про якобы коррупционные связи Дмитрия Анатольевича Медведева. На самарском митинге раздавали пенсионерам диски с этим фильмом. Поверьте человеку, который провёл в жизни не одно журналистское расследование: этот фильм сделан на пальмовом масле. Это подделка. Накопать, я подозреваю, можно было много интересного. Но никто ничего не искал. Просто навалили кучу фантастической дури. Но теперь Дмитрия Анатольевича нельзя уволить. Он гоним оппозицией. А наш президент никогда не поддастся на такое давление. Но до выборов надо ещё дожить. Сломать Путина у них не получится. А они торопятся. Налицо все оранжевые технологии. Значит, готовится государственный переворот. Всех построили по линеечке. Бывшие коммунисты, а ныне КПРФ, целуются с сектантами и посадили на шею школьников Навального. Выходит, час икс уже назначен? Митинги сдулись. Они, как говорят специалисты, «холодные». В Самаре пытаются расшевелить публику. Матвеев уже стишата читает, оскорбления текут рекой, и вот-вот ораторы перейдут на мат. Но разогреть толпу по-настоящему не удаётся. Та же история по всей стране. Значит, нужен удар по нервам. Так, чтобы зашаталась под ногами земля. Чтобы Путин стиснул губы до синевы, когда клал цветы к траурным свечам на Техноложке. А я – плакала навзрыд посреди улицы. И петербуржцы молча смотрели, как я зажимаю рот руками… …Ночь. Я смотрю в окно на улицу Стойкости. Говорят, что вечером на Малую Морскую снова вызывали сапёров. Опять подозрительный рюкзак в автобусе... Троллейбусы замерли в огромной пробке. Питерцы по-прежнему подвозят тех, кто боится зайти в метро или заждался на остановке. Машины тормозят, и водители спрашивают, кого куда подвезти. Скоро будем хоронить тех, кто погиб в метро. Похороним, и я вернусь. Самара, ты не бойся. Ничего не бойся. Теперь пусть боятся нас они.

Нина Богаевская. Самара – Петербург, улица Стойкости.

Улица СтойкостиЧто бы вы почувствовали, если бы однажды вдруг опередили смерть на двадцать минут? Мы вышли на станции Технологическая и перешли на Красную линию питерского метро за двадцать минут до взрыва. А бомба уже ехала под землёй в рюкзаке неприметного юноши. От него останется одна голова. Всё тело разлетится брызгами. И ещё девять человек умрут в ту же секунду. А машинист, нажав на гудок, с диким воем ворвётся на платформу Техноложки, как поезд, пришедший из ада. И петербуржцы начнут вытаскивать людей и укладывать их на мраморном полу – окровавленных, контуженых, с оторванными руками и ногами. Юная девушка будет всё пытаться прижать руками нос, который срезало осколком. А вокруг кровища…Раненых окажется пятьдесят человек. На следующий день узнаем, что умерли ещё двое. Я не знаю, что бы почувствовали вы, если бы вот так, случайно, разминулись со смертью. А я ничего не чувствовала. Меня будто выключили. Щёлкнули тумблером – и черно, и пусто. Утром в лифте я вдруг заметила, как питерцы молчат. У нас бы непременно зацепились языками: «Ну, как вы? Я... Да ужас, ужас!»А питерцы молчат. Спокойно и сосредоточенно. Детей ведут за руку молча. На остановке стоят молча. По улице едет автобус, а на нём написано «улица Стойкости». Здесь остановили немцев. Они так и не вошли в город. Потому что город был готов умереть. Здесь все улицы военные, а главная – улица Стойкости. Утро пришло в Петербург. Оно пришло на смену бессонной ночи. Господи, какие воспалённые у всех глаза! И вот тогда я вдруг закрыла лицо руками и наконец заплакала. Я стояла посреди серого питерского утра и плакала навзрыд. А вокруг рвали тишину неумолимые, злые сирены полицейских машин. Кровь и митингиСирены выли всю ночь: то прямо под окнами, то доносились откуда-то дальним отголоском. А я вновь и вновь смотрела в Интернете запись самарского митинга, что прошёл накануне теракта. Я хотела понять, почему мне кажется бесспорной связь между этим митингом и кровью, которая залила петербургское метро? В Самаре я быть не могла, ибо специально поехала посмотреть, как пытаются организовать беспорядки сначала на Манежной площади в Москве, потом в Петербурге. Я видела это своими глазами. Поверьте, все разговоры о якобы уникальности самарских событий смешны. Везде один и тот же сценарий. И то, что протест повсеместно сливается, было тоже очевидно. Самарский митинг в своём унынии был не одинок: в столицах тоже было скучно. И даже то, что несколько безумных женщин, похожих на сектанток Пеуновой, сначала плевались, а потом начали драться, мало развлекло самарскую публику. Людей явно раздражала бессмысленность происходящего. Собрались в феврале, покричали «долой», разошлись. Пришли в марте, покричали «долой» и ушли по домам не солоно хлебавши. Пришли в апреле. И что, опять «долой»? Хотелось бы какой-то ясной программы. А организаторам, кроме «долоя», предложить людям нечего. И можно было сколько угодно кричать с трибуны, что протест растёт и ширится, но картинка говорила сама за себя: ряды желающих просто поорать стремительно редели.Чрезвычайно интересно было другое. Кто собрал вместе и заставил стоять на одном митинге коммунистов, навальновцев и сектантов Пеуновой. Сектантки «Лады-Русь-Пеуновой» поначалу вдрызг разругались с Матвеевым. Но теперь покорно ходят в красных накидках, раздают листовки КПРФ. Матвеев, как мог, отбояривался от активистов Навального. Они были креативнее, ярче и нагло навязывали федеральную повестку. Однако теперь и Матвеев покорно ходит строем с «навальнятами» и даже читает со сцены их бездарные вирши. Волонтёрам Навального, которые меряются айфонами, даром не сдались старушки с их льготами. Однако и «навальнята» тоже покорно изображали на митинге возмущённые народные массы. По-моему, очевидно, что существует третья сила, которая в состоянии построить по струнке весь этот около­политический сброд. Ведь кто-то же решал, в каких дозах будут представлены Матвеев и «навальнята», где стоит орать «Долой!», а где хорошо бы заткнуться? Явно была некая площадка, где Матвеев доказывал свою правоту, и там дали команду «Фас!». Согласитесь, это должна быть очень мощная и авторитетная сила. Кто это?Кто этот серый кардинал? И речь идёт совсем не о местных раскладах самарских элит. Этот процесс идёт по всей стране. Откуда у Навального вдруг возникли сто штабов в ста городах? Эксперты говорят, что у него нет ни денег, ни сил, чтобы создать такую огромную структуру. Значит, кто-то ему её предоставил? Никакая президентская кампания Навальному не светит. У него судимость. А значит, эта структура не под выборы. Она под государственный переворот. На чьи «коммуникации» он приземлился? Интересно, не правда ли? Кто ему подогнал в Самаре готовенький офис с волонтерами и активистами? Кто в Самаре обладает широкими связями и опытом по разрушению страны? Валентин Степанович Романов? Вечный депутат Госдумы – это хорошие связи по горизонтали и вертикали. Да и по части разрушения его опыт бесценен. В государственной промышленности Куйбышевской области до конца 80-х не было никакого кризиса, а уровень экономического развития области в полтора раза превышал общесоюзный. Ровно до тех пор, пока коммунистическая партия не взялась за перестройку народного хозяйства. Секретарь Куйбышевского обкома КПСС Валентин Степанович Романов тогда стучал кулаком по столу и требовал, чтобы городские службы активнее привлекали горожан к созданию кооперативов.По указанию пленума ЦК заводы переводили на самоокупаемость и самофинансирование. Куда они лезли? Какое самофинансирование могло быть у предприятий военно-промышленного комплекса? Романов, насильно внедрявший кооперативы, не догадывался, что это начало конца? Что кооперативы приведут к разорению заводов, бешеной инфляции и взлёту преступности? А если не знал, то зачем лез в то, чего не знает? Что, впрочем, не мешает ему сейчас на митинге глуховатым голосом клеймить тех, «кто разрушил промышленность». Все эти «уточки», «кроссовки на проводах» были уже обкатаны в «цветных» переворотах в Бразилии, Ливии и даже в Китае. Сегодня их взяли в руки самарские девочки и мальчики. А дедушки из КПРФ им аплодируют и устраивают совместные митинги. Речь идёт о ликвидации России. И получается, что Романов входит в команду ликвидаторов? – Крым наш? – кричит с трибуны митинга Матвеев.– Нет! – орут молодыми глотками мальчики Навального. Теперь они же – мальчики Матвеева. А куда денешься? Велено взяться за ручки!ВНОВЬ САПЁРНЫЕ ЛОПАТКИЭтот кусок я прослушала пять раз. На 53-й минуте записи Михаил Матвеев призывает собравшихся: «В субботу приходим на такой флешмоб – субботник коммунистический «Уберемся в Белом доме». Приходим на площадь Славы, не забываем шанцевый инструмент. И давайте вот все заглянем к Николаю Ивановичу – не надо ли прибраться у него в кабинете?»Шанцевый инструмент – это саперное снаряжение, которое используется в воинских подразделениях. Это ножи, топоры, кирки, ломы и лопаты. Я проверила: в листовке тоже указан именно шанцевый инструмент. Значит, это не оговорка. Итак, Матвеев призывает митингующих вооружиться ножами, ломами и топорами и захватить государственное учреждение. Это открытый призыв к мятежу и захвату власти. Вы полагаете, что Матвеева немедленно арестуют? Ничего ему не будет. По моим прикидкам, он наговорил и наоскорблял уже лет на пятнадцать строгого режима. Но он на свободе, как и Навальный, которому дважды определяли условный срок. И он при этом творит любые беззакония. И там, и тут – очень серьёзные покровители, которые, по-видимому, возглавляют группу ликвидаторов нашей страны. Навальный снял фильм про якобы коррупционные связи Дмитрия Анатольевича Медведева. На самарском митинге раздавали пенсионерам диски с этим фильмом. Поверьте человеку, который провёл в жизни не одно журналистское расследование: этот фильм сделан на пальмовом масле. Это подделка. Накопать, я подозреваю, можно было много интересного. Но никто ничего не искал. Просто навалили кучу фантастической дури. Но теперь Дмитрия Анатольевича нельзя уволить. Он гоним оппозицией. А наш президент никогда не поддастся на такое давление. Но до выборов надо ещё дожить. Сломать Путина у них не получится. А они торопятся. Налицо все оранжевые технологии. Значит, готовится государственный переворот. Всех построили по линеечке. Бывшие коммунисты, а ныне КПРФ, целуются с сектантами и посадили на шею школьников Навального.Выходит, час икс уже назначен? Митинги сдулись. Они, как говорят специалисты, «холодные». В Самаре пытаются расшевелить публику. Матвеев уже стишата читает, оскорбления текут рекой, и вот-вот ораторы перейдут на мат. Но разогреть толпу по-настоящему не удаётся. Та же история по всей стране. Значит, нужен удар по нервам. Так, чтобы зашаталась под ногами земля. Чтобы Путин стиснул губы до синевы, когда клал цветы к траурным свечам на Техноложке. А я – плакала навзрыд посреди улицы. И петербуржцы молча смотрели, как я зажимаю рот руками……Ночь. Я смотрю в окно на улицу Стойкости. Говорят, что вечером на Малую Морскую снова вызывали сапёров. Опять подозрительный рюкзак в автобусе... Троллейбусы замерли в огромной пробке. Питерцы по-прежнему подвозят тех, кто боится зайти в метро или заждался на остановке. Машины тормозят, и водители спрашивают, кого куда подвезти. Скоро будем хоронить тех, кто погиб в метро. Похороним, и я вернусь. Самара, ты не бойся. Ничего не бойся. Теперь пусть боятся нас они. Нина Богаевская.Самара – Петербург, улица Стойкости. 
Источник: www.socgaz.ru
© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@smizz.ru

Мнение редакции интернет сайта smizz.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования